«Золотой век» парфюмерного искусства

«Золотой век» парфюмерного искусства

Последнее десятилетие XX века считается «золотым» для арома-искусства. Именно в 1990-е было выпущено самое большое число духов, ставших иконами, легендами и классикой. Парфюмеры тогда имели неограниченную свободу в выборе ингредиентов, творчестве и рисках. Есть о чем поностальгировать
В мире красоты о прошлом вздыхают редко. Мы не горим желанием накраситься тушью или нанести крем двадцатилетней давности. Новые ингредиенты, эффекты, оттенки не идут в сравнение с нехитрыми средствами прошлого века. Ароматы — другое дело. Сегодня только ленивый не упрекнет парфюмерию в упрощении, глобализации, синтетике, примитивизме, массовости — каких угодно смертных грехах.

И все чаще взоры и носы обращаются в сторону 1990-х. Тоскуют по ним не только аромалюбители. Профессионалы всерьез называют те годы лучшими для творчества.

Ни маркетинг-команды, ни строгие дяди-тети из IFRA — организации, наложившей сегодня вето на львиную долю натуральных составляющих, — не имели тогда власти. Равно как и за новые названия духов не требовали астрономических сумм. Да-да, именно таковы причины нынешней стагнации, засилья однотипных композиций и бесконечных версий одного запаха. Поэтому ворчать на парфюмеров не следует: если руки у них сегодня не связаны, то движения сильно стеснены. Тогда как 30 лет назад этих творцов, наоборот, можно было сравнить с многорукими индийскими богами.

ОДНОПОЛЫЕ БРАКИ

Развитие химии в конце ХХ века снабдило парфюмерию массой новых синтетических компонентов. При том что и натуральные составляющие были в доступе. Какое поле для экспериментов! Тем более что молодые, концептуальные дизайнеры тех лет жаждали оставить неординарный след не только в моде, но и в парфюмерии. Кензо Такада, Кельвин Кляйн, Ральф Лорен, Иссей Мияке, Тьерри Мюглер и Пако Рабанн лично участвовали в разработке ароматов, придумывая самые невероятные сочетания.

Ярчайшей тенденцией стал унисекс. Бесполые композиции логично вытекали из подиумной аскезы: лаконичных линий, широких плеч, скупых расцветок и прямых, приглаженных волос. Олицетворением этого стал иконический CK One, Calvin Klein. Аромат «арбузных корочек», как его тогда называли, одинаково пришелся по сердцу обоим полам. Равно как и синтетически-промышленные Comme des Garçons и Bvlgari Black, чьи ноты отсылали к «раскаленной пыли на лампочке» и нагретой резине покрышек.

ПОРА ПО ПАРАМ

Но тема унисекса была в моде не слишком долго, быстро перекочевав в нишевый сегмент. Производители смекнули, что покупка одного аромата на двоих приносит меньше денег. И начался бум парных ароматов. Они появлялись либо сразу дуэтом, как Emporio Armani, либо мужской запуск следовал через год-два после успешного женского, как L’Eau par Kenzo. Парами обзавелись Pleasures, Estée Lauder; Dune, Dior; Allure, Chanel. Даже легендарный Opium, YSL, созданный в 1970-е, обрел свою «половинку» в 1997 году.

Но и здесь тенденция свернулась: мужские ароматы с женской «родословной» проигрывали по продажам своей слабой половине. Ну не хотят ребята покупать «подкаблучников», название которых ассоциируется с дамским будуаром! Им подавай независимую брутальность во всем, даже в парфюмерии.

На данный момент тема парных запахов практически себя исчерпала, уступив место тиражированию версий с четкой гендерной ориентацией.

КОНЦЫ В ВОДУ

Главным же трендом 1990-х стали прозрачные акватические композиции. Легкие, нежные, они казались глотком свежего воздуха после многолетнего царствования насыщенных духов. Легкой поступью в парфюмерию вошли чайные ароматы Bvlgari, текучие композиции L’Eau d’Issey, кисловато-цветочный аромат Pleasures, Estée Lauder, взрывной Clinique Happy, урбанистичный 212, Carolina Herrera.

Продавать и покупать духи с рук было уголовно наказуемо: спекуляция. Вот почему хороший аромат даже в первые постперестроечные годы был трофеем
Даже у таких мастодонтов томно-шлейфовой парфюмерии, как Guerlain и Yves Saint Laurent, ­появились игривые Champs Elysées и Aqua Allegoria, а также Yvresse c In Love Again.

СТАРЫЕ СВЯЗИ

Всеобщая одержимость бесполостью и легкостью не помешала войти в историю таким секси-эталонам, как Angel, Mugler; Allure, Chanel; Amarige и Organza, Givenchy, а также Noa, Cacharel, у которой тоже был недолгий мужской спутник Nemo. Можно ностальгировать и дальше, вспоминая классический Trésor, Lancôme, или Dune c Dolce Vita, Dior. 1990-е были просто до краев наполнены шедеврами, превзойти которые до сих пор не удалось. В угоду ностальгии сейчас бренды стали возвращать в каталог снятые было с производства ароматы.

Но из-за отсутствия в реанимированных композициях ряда натуральных нот (спасибо пресловутой IFRA) поклонницы отказываются признавать старых знакомых. На помощь приходит интернет, где можно и посетовать на засилье синтетики, и найти оригиналы прошлых лет. Кстати, хвала химии, хранятся парфюмы той поры великолепно. В отличие от запахов 1950-х и 1970-х годов, которые по определению были недолговечны. Да мы и не стремимся заполучить эти раритеты: нас с ними ничего не связывает. Мир красивых ароматов мы открыли только в 1990-е.

ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС

Если повсеместно парфюмерия последнего десятилетия XX века была закономерным этапом развития, то для нашей страны она стала переворотом в сознании, райским рогом изобилия после железного занавеса и beauty-дефицита многих лет. До этого девушки имели в своем распоряжении только простенькие духи фабрики «Свобода», а если повезет — дефицитные польские «Быть может» или рижские «Дзинтарс». Были, конечно, валютные магазины «Березка», где на чеки приобретались Climat и Magie Noire, Lancôme, а также Fidji и J’ai Osé, Guy Laroche, великий Poison, Dior, и еще пара-тройка наименований капиталистического дефицита.

Но цена на это благоухание была астрономической и составляла четверть средней зарплаты. Да и чеки выдавали либо в обмен на зарубежную валюту, либо по тайным каналам. Продавать и покупать духи с рук было уголовно наказуемо: спекуляция. Вот почему хороший аромат даже в первые постперестроечные годы был трофеем. Тогда никто и не смотрел на названия и бренды. Духи делили на «наши» и «французские». К последней категории относили и бренд Estée Lauder: мало кто догадывался о его американском происхождении.

ПУТЬ ПРОСВЕЩЕНИЯ

Но с развитием челночного бизнеса стал шириться ассортимент. В комиссионных магазинах и на стихийных рынках можно было купить любой аромат. Вот только подлинность его происхождения установить было нельзя. Но неизбалованные высокой парфюмерией девушки отваливали весомые суммы за пахучее «непонятно что». Они душились трофеем, не догадываясь, что их провели. Спасением стали официальные магазины брендов, которые начали открываться в Москве и крупных городах.

Появились официальные дистрибьюторы и представительства марок. Начали развиваться парфюмерные сети. Свежеобученные консультанты вели просветительскую работу. Им приходилось рассказывать покупателям не только о пирамидах ароматов и правилах нанесения духов, но и учить элементарному произношению названий. Консультанты-старожилы любят вспоминать, как у них просили аромат «5 канал» — Chanel № 5. Бренд Gucci называли «гуси», Dolce & Gabbana — «дочь кабана», а Cartier — «сортир».

РОДОМ ИЗ…

Можно еще долго вспоминать, смеяться и ностальгировать по лихим годам в парфюмерном бизнесе. Но именно эта эпоха привила нам вкус, понимание и беззаветную любовь к ароматам. Так, у вышедшей на наш рынок в 1997 году марки Shiseido оборот парфюмерии неожиданно составил 40 %. Против 10 % во всем мире! Психоделические Relaxing и Energizing Fragrance, а также Vocalise и Feminité du Bois покорили российские носы.

Консультанты-старожилы любят вспоминать, как у них просили аромат «5 канал» — Chanel № 5. Бренд Gucci называли «гуси», Dolce & Gabbana — «дочь кабана», а Cartier — «сортир»
Когда эти ароматы сняли с производства, расстройству клиентов не было предела. Да что там, многие skincare-бренды начинали путь к нашим сердцам через обоняние. У Biotherm в 1998 году были рекордные продажи цитрусовой водички Eau Vitaminée. Sisley прославила травянистая композиция Eau de Campagne.

А покупательницы La Prairie считали вершиной роскоши одноименный аромат бренда, который уже давно не продают. Сегодня мы стали профессиональней, разборчивей и легко дадим фору западным дамам. Недаром в России самые высокие продажи нишевой парфюмерии. А баталии на аромафорумах сравнимы с дискуссиями в научных кругах. И кто бы мог подумать, что мамы сегодняшних спецов стояли часами в первый магазин Yves Rocher на Тверской, чтобы заполучить незамысловатые Magnolia и Orchidee, чей флер казался пределом совершенства?! И знаете, приносил больше радости и искренних эмоций, чем сегодняшнее дотошное тестирование модных новинок.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>