Химия и жизнь: как синтезированные и модифицированные молекулы меняют beauty-индустрию

Химия и жизнь: как синтезированные и модифицированные молекулы меняют beauty-индустрию

Как новейшие достижения химической промышленности меняют индустрию и задают ольфакторные тренды, рапортует Татьяна Королева

Еще недавно любой аромат продавала легенда. Маркетологи наперебой рассказывали красивые истории об экзотических травах и цветах, собранных девственницами вручную на рассвете в день летнего солнцестояния. Но все меняется здесь и сейчас! Научно-технический прогресс выводит на авансцену достижения аромахимии. Рукотворные молекулы более не прячутся за эвфемизмами вроде «черная орхидея» или «тигровая лиана», а, не скрывая своих заумных названий, в открытую теснят туберозу и нероли с ольфакторного пьедестала.

Свежий во всех смыслах пример — новый аромат Idôle, Lancôme. Кроме нескольких видов розы и жасмина, в нем заявлен компонент Clean & Glow — аккорд чистоты. Раньше такого эффекта свежевыглаженного белья добивались с помощью альдегидов — их используют в парфюмерии уже более ста лет. Но для Idôle разработали новую комбинацию из натуральных ингредиентов и синтетического мускуса. Благодаря этому союзу аромат зазвучал ультрасовременно и модно.

Разработкой подобных молекул-блокбастеров занимаются химики в компаниях-производителях, обслуживающих парфюмерную индустрию. Крупных концернов такого рода в мире не больше десяти. Они сотрудничают со всеми брендами — массовыми, люксовыми, нишевыми. Самые известные — это американская IFF, швейцарские Givaudan и Firmenich, немецкая Symrise, японская Takasago. Запатентованные ими молекулы называются «каптивы» (от англ. captive — пленный, пойманный). Еще одна задача этих организаций — защитить свои каптивные материалы от копирования и избежать «утечки мозгов». Поэтому на одоранты ставят гриф «совершенно секретно» и разрешают работать с ними только мастерам-парфюмерам.

Главная задача парфюмерных концернов — защитить свои эксклюзивные молекулы от копирования. Их засекречивают и разрешают использовать только мастерам-парфюмерам
Иногда, правда, каптивы рассекречивают за давностью лет. И тогда их может купить и использовать любой независимый производитель. Такое событие часто становится знаковым, потому что дает представление о том, как вскоре будут благоухать ароматы мидл-класса и средства бытовой химии. Например, в 2018 году на статусной выставке парфюмерного сырья World Perfumery Congress в Ницце корпорация Symrise вывела в свет вещество симроксан, синтезированное в 2002 году. Его теплый древесный аромат с мускусными, фруктовыми и амбровыми оттенками в считаные месяцы облагородил многие стиральные порошки, дезодоранты и шампуни.

Свои козыри в рукаве есть и у других крупных игроков парфюмерного рынка. Гордость компании Firmenich — каптивный материал вольфвуд. Этот деликатный, но стойкий одорант с древесными, дымными и пряными нюансами придает любой композиции наполненность, завершенность. Он засветился в парфюме Aura, Mugler. Еще один пример — одорант петалия, который был разработан в 2006 году. Без этого компонента с нюансами розы и личи сейчас не обходится практически ни одна громкая новинка, которую создают парфюмеры Givaudan для разных брендов. Аромат петалии наполняет любую композицию той хрустящей сочностью, которая характерна для зеленых стеблей и цветочных лепестков. Триумфом петалии стала композиция Fleur Narcotique, Ex Nihilo, авторства Квентина Биша. Парфюмер использовал это соединение также и в аромахите 2017 года Nomade, созданном им для Chloé.

Интересно, что каптивы — совсем не обязательно синтетические соединения. Все чаще на помощь химикам приходят биотехнологи! Например, молекула акигалавуд была создана в лабораториях Givaudan при помощи обработки натурального эфирного масла пачулей энзимами. Полученная древесно-пряная нота, делающая любой парфюм стойким, дебютировала в 2015 году в аромате Miu Miu. Еще один молекулярный коктейль натурального происхождения — клиарвуд — продукт ферментации сахарного тростника. Эта чистая и прозрачная древесная нота украшает базу парфюма Modern Muse Nuit, Estée Lauder.

Быстрее всего потенциал химмолекул разгадали нишевые бренды. Каптивы играют главные роли в композициях французской марки Æther, датской Zarkoperfume и американской Nomenclature. Но и люкс, как видно из примеров, наращивает обороты. Так что теперь парфюмерный «Гринпис» — ассоциация IFRA, ограничивающая использование массы натуральных компонентов, — может спать спокойно: жестокое обращение с корнем мандрагоры скоро уйдет в историю.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>